Война за независимость и социально-исторические мнения североамериканских просветителей
Обмен учебными материалами


Война за независимость и социально-исторические воззрения североамериканских просветителей



1 Smith J. A True Relation of Such Ocur-rences and Accidents of Noate as Hath Happend in Virginia since the First Planting of that Colony. L., 1608; Bradford W. The History of Plymouth Plantation. Boston, 1956; Winthrop J. The History of New England from 1830 to 1649. Boston, 1825—1826. V. 1—2.

ний; рассказывают о взаимоотношениях колонистов с индейцами, о первых тяжелых годах существования колоний, борьбе по­селенцев против голода и болезней. Однако хроники не были простым бытописанием. Историософской основой их трактовки исторических событий была вера в предоп­ределение явлений общественной жизни божьим промыслом. Пуритане-хронисты, пытаясь осмыслить место колонистов в истории сквозь призму Ветхого завета, проводили аналогию между переселением из погрязшей в пороках Англии в Америку и легендарным исходом израильтян из Египта. Америка представлялась «землей обетованной», специально избранной бо­гом для английских поселенцев. «Мы до­лжны иметь в виду, что будем подобно го-

роду на холме, и глаза всех будут устрем­лены на нас» 2,— внушал своим едино­мышленникам Дж. Уинтроп в проповеди «Образец христианского милосердия». . Идеи предопределения и избранности были гносеологически тесно связаны с при­нципами пуританства, этой раннебуржуазной идеологии. Религиозное доктринер­ство достигло своего апогея в сочинениях Инкриза Мезера и его сына Коттона. В «Духовной истории Новой Англии» К. Мёзер подчеркивал определяющую роль христианской церкви и божественного за­мысла при основании колоний в Северной Америке и свою главную задачу усматри­вал в том, чтобы рассказать, каким обра­зом мудрость и вера господня проникли в «индейскую пустыню».

XVIII век принес немало нового в опи­сание прошлого. За перо историка теперь брались не только служители церкви, но плантаторы и купцы, юристы и врачи. Хотя по-прежнёму Америка рисовалась землей обетованной, а ее заселение объяснялось божьим промыслом, секуляризация проби­вала себе дорогу. Большинство колониаль­ных историков объясняло те или иные конкретные события не волей провидения, а земными причинами. Критический дух проявлялся в скептическом отношении к повествованиям первых летописцев о чу­десных событиях. Расширялся и круг рас­сматриваемых проблем. Теперь на первый план выступали не рассуждения о борьбе с кознями дьявола, как у Мезеров, а темы войн с индейцами и колонизации западных земель, англо-французского соперничества в Северной Америке и т. д. Таковы работы Р. Беверли «История Виргинии», У. Бирда «История пограничной линии», Т. Принса «Хронологическая история Новой Анг­лии».

К середине XVIII в. в исторических работах появляются новые мотивы. У. Стит представил раннюю историю Вир­гинии как борьбу Лондонской кампании против узурпации короны, а колонистов — против губернаторов. У. Дуглас предпри­нял первую попытку дать обобщающий очерк развития всех английских колоний в Северной Америке.



2 Winthrop Papers. N. Y., 1968. V. 1—2; V. 1. P. 295.

Основные черты американского Про­свещения.

Новый этап в развитии амери­канской общественной мысли связан с Просвещением. Американское Просвеще­ние зародилось в условиях борьбы за неза­висимость и национальное единство жите­лей тринадцати английских колоний в Се­верной Америке. Оно явилось идейной подготовкой Войны за независимость 1775—1783 гг.— первой буржуазной рево­люции на Американском континенте. Перед революцией стояла задача не только завое­вать национальную независимость, но и ликвидировать устаревшие социально-эко­номические и политические институты,кон­сервировавшиеся английским колониаль­ным господством, расчистить путь для раз­вития американского капитализма.

Широкое идейное течение Просвещения имело возможность опереться на опыт, на­копленный передовой мыслью колоний (Р. Уильяме, Т. Хукер и др.), прежде всего в обосновании договорной теории государ­ства и учения о народном суверенитете. На его формирование оказала сильное воздей­ствие английская и французская просвети­тельская мысль, особенно были популярны в Америке Дж. Локк, Ш. Монтескье, Дж. Мильтон, Дж. Гаррингтон, английские радикалы 60—70-х годов XVIII в.

В основе нового миропонимания лежал рационализм; американская общественная мысль, обращенная к сфере политических и социальных доктрин, впервые сбросила теологические покровы. Американским просветителям не пришлось вести усилен­ную борьбу с феодально-богословскими концепциями, являющимися важными опо­рами «старого порядка» в Европе, но про­паганде рационализма и деизма противо­стояли догматы пуританства. Рационали­стическое мышление опиралось на теории естественного права и общественного дого­вора, получившие специфическое звучание на американской почве и давшие мощный стимул развитию национального самосоз­нания. Если в Европе XVII—XVIII вв. естественноправовое учение было направлено против сословного неравенства, то в Се­верной Америке оно было повернуто против неравенства американских колоний и ан­глийской метрополии. Из этой трактовки и вырастала концепция независимости США.

Американское Просвещение достигло своей высшей точки в ходе буржуазной революции. В отличие от Франции, где просветителям было дано лишь подгото­вить почву для торжества революционных идей, выдающиеся деятели американского Просвещения — Б. Франклин, Т. Джеферсон, Т. Пейн — имели возможность принять непосредственное участие в рево­люции в качестве ее идеологов и политиче­ских лидеров. Американские просветители видели свою задачу прежде всего в освое­нии опыта истории, а не исследовании "отдельных исторических проблем. Однако их социальные воззрения и исторические экскурсы внесли немалый плодотворный вклад в процесс становления националь­ной американской историографии. Амери­канские просветители порвали с теологиче­скими доктринами, видели движущие силы развития в прогрессе знаний и морали, ввели в исследование аналитические мето­ды рационализма, в отдельных случаях они обнаружили понимание фактов экономиче­ской жизни.

Б. Франклин. Творчество Бенджамина Франклина (1706—1790) открывает эпо­ху американского Просвещения. В его жизни и деятельности нашли живое воп­лощение просветительские идеи о самоценности человеческой личности, мери­лом которой являются талант и труд. Выдающийся политический деятель, один из лидеров Американской революции, Франклин был крупнейшим ученым-эн­циклопедистом — естествоиспытателем и экономистом, философом и историком 3.

Существенное место в его творчестве занимали морально-этические проблемы. В «Альманахе Бедного Ричарда» (1732— 1758) и «Автобиографии» (1751) были сформулированы нормы повседневного обихода ремесленника, купца, фермера. Франклин высмеивал праздность, расточи­тельность и прославлял трудолюбие, бе­режливость, благоразумие. Важными чер­тами нового буржуазно-индивидуалисти­ческого кодекса были отказ от религиозной санкции и враждебность феодально-аристократическим установлениям.

Франклин идеалистически рассматри­вал общественное развитие. На вопрос, что является главной движущей силой истори­ческого прогресса, он в духе просветитель­ства отвечал: совершенствование морали и знаний. Вместе с тем взгляды Франклина содержали прозорливые материалистиче­ские догадки и открытия. Ему принадле­жит заслуга определения человека как «животного, делающего орудия». В пам­флете «О работорговле» (1790) Франклин, опираясь на естественно правовое учение, отмечал не только аморальность рабства, но и его экономическую неэффективность по сравнению с трудом наемных рабочих. Выступая в экономических исследовани­ях как буржуазный идеолог, Франклин «...сформулировал,— по выражению Мар­кса,— основной закон современной поли­тической экономии»4. Он был одним из первых экономистов, уяснивших природу стоимости, т. е. подошедших к признанию человеческого труда как меры стоимости всех вещей.

В предреволюционный период в своих произведениях Франклин рассматривал политические вопросы национального зна­чения, он стал крупнейшим выразителем антиколониальной критики. В публицисти­ческих статьях и особенно в работе «Исто­рический очерк конституции и правитель­ства Пенсильвании» (1759) он неоднократ­но обращался к истории для аргументации

3 The Writings of Benjamin Franklin. N. Y., 1907. V. 1- 10; Франклин В. Избр. произведе­ния. М., 1956.

4 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 42.

права североамериканских колоний на не­зависимость. Франклин отвергал провиденциалистский подход к истории и высту­пал против тех, кто интересуется лишь «великими» событиями — историей войн и полководцев, а не историей «мельчайших существ» — простых поселенцев колоний. В «Историческом очерке...» Франклин рас­сматривал историю Пенсильвании прежде всего под углом зрения борьбы колониаль­ных ассамблей против деспотической власти метрополии. Эта борьба определя­лась циничным попранием правителями колонии законности и конституционных ос­нов и нежеланием жителей Пенсильвании терпеть систематическое нарушение их сво­бод. Обосновывая право североамерикан­ских колоний на самоуправление, он обра­щался к Теории договорного происхожде­ния верховной власти. Единственным свя­зующим звеном между Англией и Северной Америкой признавалась власть британско­го монарха, которая должна в колониях быть ограничена хартиями и ассамблеями, подобно тому как она урезана в английской метрополии конституционными установле­ниями.

Работа Франклина построена в основ­ном в конституционном ракурсе, но амери­канский просветитель, будучи крупнейшим знатоком политической экономии, отличал­ся также интересом к экономическим усло­виям жизни. В его «Историческом очер­ке...» содержится немало ценных сведений об экономике американских колоний, фи­нансах Пенсильвании, экономических про­тиворечиях между Англией и ее американ­скими владениями. В политических целях

Франклин идеализирует начальный период истории Пенсильвании, рисуя картину ра­венства колонистов и патриархальные от­ношения между поселенцами и собственни­ками колонии. Однако затем положение коренным образом изменилось, в Пенсиль­вании образовалось два полюса: «...с одной стороны, высокомерный лорд, стремящий­ся превратить свободных арендаторов в подчиненных вассалов и пожинать то, что им не было посеяно... с другой стороны, те, кто достаточно хорошо знает свои права и обладает достаточным мужеством, чтобы их защищать» 5.

В публицистических работах «Допрос доктора Бенджамина Франклина в англий­ской палате общин» (1766), «Причины не­довольства американцев в период до 1768 г.» (1768) и других Франклин особен­но пристально всматривался в экономичес­кий аспект англо-американских противоре­чий после Семилетней войны — торгово-промышленных, фискальных и т. д.

Заметное место в творчестве Франкли­на занимала тема индейцев. В «Заметках относительно дикарей Северной Америки» (1784) и других исследованиях Франклин на основе собственных наблюдений, опира­ясь на опыт многочисленных путешествен­ников, анализирует различные стороны жизни и быта индейцев. Он с симпатией рисует общественно-политическое устрой­ство индейских племен, характеризуя его как демократическое, и противопоставляет так называемых дикарей их цивилизован­ным соседям. Несомненно, на отношение Франклина к индейцам оказали влияние идеи и представления о естественном со­стоянии людей, об ушедшем «золотом ве­ке», свойственные многим просветителям. Но в основе его оценок лежали также не потерявшие значения до сих пор гумани­стические идеалы равенства всех людей, принадлежавших к разным народам и ра­сам.

Т. Джефферсон. Томас Джефферсон

(1743—1826) —выдающийся мыслитель, представитель революционного крыла про­светительства, являлся, так же как и Фран­клин, крупным американским государ­ственным и общественным деятелем эпохи Войны за независимость.

5 Франклин В. Избр. произв. С. 105.

Написанная Джефферсоном Декларация независимости (1776) способствовала креплению за ним славы ведущего идеолога Американской революции. Декларация независимости явилась не только «свидетельством о рождении США», но и вооплощением основных принципов американского Просвещения. Доктринам о боже-венном происхождении верховной власти - противостояло естественно правовое учение, теоретически обосновывавшее поло­жения: о равенстве жителей колоний и метроополий, об общественном договоре, о суверенитете народа и праве на революцию. Зое эти рационалистические положения, вдвинутые в борьбе с колониальной и феодально-сословной идеологией, закладывали основы буржуазно-демократической общественной мысли. О степени радикаль­ности воззрений Джефферсона свидетель­ствует замена в Декларации независимо­сти термина «собственность» формулиров­кой «стремление к счастью» (известное .сложение Локка о естественных правах тасило: «Жизнь, свобода и собственость»). Этой формулировкой Джефферсон обнаруживает связь с демократическими мыслителями французского Просвеще­ния. Как и Руссо, Джефферсон не относил собственность к разряду изначальных есте­ственных прав, а рассматривал ее как гражданскую, т. е. исторически возникшую социально-экономическую, категорию.

В Декларации независимости была как бы сформулирована историческая концеп­ция происхождения революции. Помимо теоретических положений, из которых вы­текало, что революция — результат разви­тия колоний и существующая королевская власть не соответствует возросшему само­сознанию жителей колоний, в Декларации независимости подробно перечислялись «злоупотребления и насилия» короля. Сре­ди них: лишение жителей колоний права представительства в английском парла­менте, роспуск законодательных собраний колоний, препятствование заселению коло­ний, затруднение приобретений земельных наделов, прекращение торговли колоний с другими странами, возбуждение «внут­ренних восстаний» (имеются в виду восста­ния негров-рабов), натравливание индей­цев на белых колонистов и т. д.

Исторические суждения Джефферсона, лежавшие в русле взглядов, общих для всех просветителей, отражали также аме­риканскую специфику. Джефферсон свя­зывал утрату золотого периода англосак­сонского прошлого в Англии с нашествием нормандцев, утвердивших феодальные ин­ституты и королевский суверенитет над всеми землями. Но английский король не имел никаких оснований притязать на пра­во распоряжения землей в Северной Аме­рике: «Америка не завоевывалась Виль­гельмом Нормандским, и ее земли не под­чиняются ни ему, ни кому-либо из его преемников. Несомненно, все владения но­сят аллодиальный характер» 6.

Эгалитарный характер взглядов Джеф­ферсона проявлялся в отношении к земель­ному вопросу. Специфические условия раз­вития колоний Северной Америки, меньшее социальное расслоение, чем в Европе, суще­ствование большего числа мелкособствен­нических хозяйств (при наличии свобод­ных земель) порождали иллюзии о воз­можности обращения большинства амери­канцев в независимых земледельцев. Им отдал дань молодой Джефферсон. Страда­ния городских низов Лондона и Парижа произвели на него гнетущее впечатление. Но еще до своего путешествия в Европу он считал, что естественное право каждого человека на землю может быть реализова­но в Северной Америке, будущая Америка мыслилась ему как фермерская республи­ка, где процветают высокие гражданские добродетели.

При всем внимании к аграрным вопро­сам эти положения — лишь отдельные звенья в общей идеалистической схеме по­нимания общественного развития Джеф­ферсоном. Сравнивая взгляды Руссо и Джефферсона, нельзя не отметить, что Руссо мыслил глубже, материалистичнее. Причины зла, царящего в обществе, он искал в частной собственности и прогресс видел в появлении новых приемов произво­дительной деятельности человека.

Для Джефферсона развитие обще­ства — прежде всего продукт деятельности законодателей, а источник неравенства —

6 Американские просветители. Избр. произв. М., 1968—1969. Т. 1—2; Т. 2. С. 23.

в несовершенстве политических институ­тов. В то же время в своем республика­низме он был значительно последователь­нее большинства французских просветите­лей и оказал влияние на формирование взглядов политических деятелей Француз­ской революции: Кондорсе, Бриссо и др. Джефферсон признавал за народом безусловное право на революционное вос­стание против тирании. С этих позиций он оценивал восстание Даниэля Шейса 1786 г., напугавшее умеренные круги. Джефферсон писал: «Древо свободы до­лжно удобряться кровью тиранов и патрио­тов. Это естественное состояние...» 7. По­зднее он выступал в защиту радикальных актов Французской революции.

Джефферсон так и не смог осуществить своего намерения написать историю США, но немало сделал для распространения исторических знаний. В 1779 г. он был инициатором билля в Виргинии, впервые предусматривавшего преподавание амери­канской истории в публичных школах. В первые годы XIX в. Джефферсон резко выступил против тех историков, которые принижали значение революции в США; он был убежден, что лучшим средством борь­бы против тирании является просвещение народа, которому «следует дать знание исторических фактов, содержащих опыт других поколений людей» 8.

7 Jefferson Th. Memoirs, Correspondence and Private Papers. L., 1829. V. II. P. 267.

8 The Writings of Thomas Jefferson / Ed. P. Ford. N. Y. 1892—1899. V. 1-Х; V. II. P. 221.

Т. Пейн. Томас Пейн

(1737—1809) за­нимал наиболее радикальные позиции в американском Просвещении. «Моя родина там, где есть свобода»,— сказал однажды Франклин Пейну. «А моя родина там, где нет свободы»,— ответил на это Пейн, вся жизнь которого была борьбой против дес­потизма и социальной несправедливости: в США, где он являлся идеологом освобо­дительной борьбы, в Англии, где он ро­дился, во Франции, где он был членом революционного Конвента.

Социальные воззрения Пейна в значи­тельной степени близки ко взглядам левого крыла французских просветителей: он де­мократически истолковывал теорию есте­ственного права, относя собственность к гражданским правам. На вопрос, откуда возникла земельная собственность, Пейн отвечал: «Вместе с началом обработки зем­ли возникла и идея земельной собственно­сти вследствие невозможности отделить улучшения, произведенные обработкой, от самой земли, на которой это улучшение сделано». Естественное состояние Пейн по­нимал как жизнь объединенных в коллек­тив людей, а не существование враждеб­ных друг другу индивидов.

Менее глубок, чем рассмотрение про­исхождения собственности, анализ Пейном причин возникновения государства. Его образование он чаще всего связывал с чу­жеземным завоеванием. Однако и здесь во взглядах Пейна пробивалась материали­стическая тенденция. В предреволюцион­ном американском обществе он видел соци­альные группы: фермеров, мануфактури­стов и ремесленников, торговцев и аристок­ратов.

Славу Пейну принесли памфлет «Здра­вый смысл» (1776), сыгравший роль коло­кола, призывавшего подняться на освобо­дительную борьбу, и публикации «Амери­канские кризисы», которые по приказу Вашингтона зачитывались в армии как боевые приказы. В «Здравом смысле» Пейн, подобно Джефферсону, обосновы­вая концепцию независимости и республи­канизма, проанализировал причины войны, показал историческую неизбежность раз­рыва между североамериканскими колони­ями и Англией. Он впервые в американской просветительской литературе с предельной ясностью показал, что в основе английской колониальной политики в Америке лежат экономические интересы и что Англия систематически эксплуатирует колонии, препятствуя их развитию.

В «Американских кризисах» Пейн крат­ко прослеживает важнейшие военные и по­литические события Войны за независи­мость. Он оценивает Войну за независи­мость как народную войну, захватившую большинство слоев американского обще­ства. Он также дает социальную оценку лоялистам, сторонникам английской мо­нархии. Пейн описывает американскую ар­мию в дни побед и в трагическую осень 1777 г.

Пейном владела мысль написать исто­рию Войны за независимость, но конгресс отказал ему в должности историографа, дававшей финансовые средства и откры­вавшей доступ к материалам о войне. Итогом выступлений Пейна по истории Войны за независимость был опубликован­ный в 1782 г. памфлет «Письмо аббату Рейналю — о делах в Северной Амери­ке» 9. Книга французского просветителя Г. Рейналя «О революции в Америке» (1781), по существу, была частью неоднок­ратно переиздававшегося его известного труда «Философская и политическая исто­рия учреждений и торговли европейцев в обеих Индиях». Рейналь с позиций про­светительского гуманизма осуждал ан­глийский колониальный гнет в Северной Америке. Но книга, написанная еще до Французской революции, выглядела слиш­ком умеренной для Америки, только что пережившей свою революцию. Т. Джеф-ферсон, Дж. Адаме и другие видные деяте­ли революции были не удовлетворены ею. В памфлете-письме Пейн упрекал Рей­наля за то, что он не увидел глубоких причин разрыва колоний с Англией, недо­оценил международное значение событий в Америке и не понял, что революция при­вела к рождению новой общественной системы. Пейн стремился к исправлению ошибки Рейналя, связанной с неверным изложением таких важных событий, как трудная зима 1777/78 года для истощенной американской армии. Он отверг упреки Рейналя в том, что США пошли на союз с монархической Францией, указывая на необходимость использовать англо-фран­цузские противоречия для победы револю­ции.

Новый этап в творчестве Пейна связан с его участием во Французской революции. С особой силой революционные идеи Пейна прозвучали в работе «Права человека» (1791 —1792), написанной в ответ на кон­трреволюционный памфлет англичанина Э. Бёрка «Размышления о Французской революции». Если последний защищал «неизменный общественный договор» и си­лу традиций, то Пейн развил положение о праве народа на революцию, выдвинув идею необходимости постоянного возоб­новления «общественного договора» для приведения его в соответствие с волей большинства народа.

Участие в двух революциях расширило кругозор Пейна и углубило его радика­лизм. В «Веке разума» (1794) с позиций деизма рассматриваются вопросы религии, а Библия трактуется как легендарно-мифо­логический источник. Пейн с полным пра­вом заявлял: «Я прошел по Библии, как человек проходит по лесу с топором в ру­ках, срубая деревья на своем пути. Вот они лежат». Острой критике подверг он дея­тельность церкви, способствовавшую ук­реплению деспотизма.

В «Аграрной справедливости» (1797) Пейн осудил существовавшую систему рас­пределения собственности, которая обре­кает множество людей на нищету. Он раз­вивал утопический проект обеспечения неи­мущих за счет налогового обложения состоятельных классов. Пейн высказывал прозорливую догадку об источнике капита­листической прибыли: «Если мы присталь­но исследуем этот вопрос, то обнаружится, что накопление движимой собственности является во многих случаях следствием слишком малой платы за труд, который создал эту собственность, вследствие чего рабочего ждет ужасная старость, а пред­приниматель купается в роскоши» 10. Здесь уже проявились настроения, порожденные

9 Гольдберг И. М. История США в произве­дениях Т. Пейна и Б. Франклина//Основные проблемы истории США в американской истори­ографии/Под ред. Г. Н. Севостьянова. М., 1971.

10 Пейн Т. Избр. соч. М., 1959. С. 392.

разладом между просветительскими утопи­ями и практикой буржуазного общества. Возвратившись в 1802 г. в Америку, Пейн был встречен как опасный радикал. Он умер в одиночестве и нищете.

Американское Просвещение, склады­вавшееся под воздействием идей англий­ских и французских просветителей, оказа­ло в последующем благотворное влияние на европейскую общественную мысль.

Материалистические тенденции в истолковании общественных отношений деятелями умеренного крыла революции.

В эпоху ранних буржуазных революций XVII—XVIII вв. накал социальной борьбы достигал порой такой силы, настолько за­острял внимание на проблемах собственно­сти, что некоторые буржуазные идеологи предпринимали попытки связать с ними явления общественно-политической борь­бы. В период Английской буржуазной ре­волюции XVII в. с социологической доктри­ной, содержавшей элементы материалисти­ческого подхода, выступил Дж. Гаррингтон; в эпоху Французской революции материалистические объяснения обще­ственных отношений стремился дать А. Барнав.

Американская революция также дала сильнейший толчок развитию обществен­ной мысли. Решающее воздействие на оформление материалистических тенден­ций оказало восстание Д. Шейса в 1786 г.— высшая точка в послевоенных усилиях народных масс углубить буржу­азную революцию. Обострение социальных конфликтов побудило идеологов умеренно­го буржуазного лагеря к более глубокому осмыслению причин социальных антаго­низмов в стране. При этом на них также оказали влияние отдельные материалисти­ческие положения, ранее выдвинутые в ра­ционалистических построениях просветите­лей. У идеологов федералистского движе­ния — Дж. Адамса, Дж. Мэдисона, А. Га­мильтона — оформляются материалисти­ческие тенденции в объяснении обще­ственных отношений, мысли о связи владе­ния собственностью с разделением обще­ства на враждебные социальные фрак­ции ".

Одним из первых концепцию социаль­ной дифференциации сформулировал

Джон Адаме

(1735—1826). Просветители полагали, что существует лишь один источ­ник социальных различий между людь­ми — привилегии феодального характера, а понятие «фракции» использовалось лишь для обозначения размежевания между штатами. Адаме же в работе «Защита кон­ституций Соединенных Штатов Америки» (1786) рассматривал социальную диффе­ренциацию и вытекающие из нее антаго­низмы как универсальное явление в миро­вой истории; любое общество, будь это Древний Рим, средневековые государства или современные Соединенные Штаты, разделяется на привилегированное мень­шинство и лишенное привилегий большин­ство. Адаме перечислял различные факто­ры, влияющие на формирование социаль­ного неравенства: неравенство наследуе­мых людьми имуществ, разные природ­ные способности и т. д., но при этом он делал упор на экономические причины происхождения неравенства между людьми.

Роль экономического фактора в воз­никновении фракций была еще сильнее подчеркнута в работах

Джеймса Мэдисона

(1751 —1836) и

Александра Гамильтона

(1757—1804). Мэдисон впервые назвал фракции «различными классами» и отнес к ним такие социальные слои, как должни­ки, фермеры, промышленники, купцы; ча­ще, однако, ими выделялись две большие социальные общности — «богатые» и «бед­ные». Источник фракций определялся со­вершенно отчетливо указанием на имуще­ственное разделение общества. «Наиболее обычным и устойчивым источником суще­ствования фракций,— писал Мэдисон в знаменитом десятом номере «Федерали­ста»,— является неравное распределение собственности. Те, кто имеют собствен­ность, и те, кто лишен ее, всегда образовы­вали в обществе различные интересы» |2. Мэдисон выделял и более мелкие социаль­ные и политические фракции, но отмечал, что они составная часть двух главных

11 См.: Согрин В. В. Идейные течения в Аме­риканской революции XVIII века. М., 1980. С. 242—246.

12 The Federalist, Middletown (Connecticut). 1975. P. 59.

фракций — «меньшинства» и «большин­ства».

Построения идеологов-федералистов никак не носили абстрактно-теоретическо­го характера. Отвергнув идиллические представления о гармоническом характере американского общества, Адаме, Мэдисон и Гамильтон предлагали руководствовать­ся при формировании политической струк­туры США положениями о вечности соци­альных разделений и неизбежности обще­ственных катаклизмов. Противоядием до­лжна была служить защищаемая федера­листами Конституция 1787 г., с крепкой централизованной властью, способной обеспечить безопасность собственности и справиться с социальными бурями. Если Джефферсон видел в восстании Шейса борьбу против тирании, то Гамильтон, ак­центируя внимание на экономической по­доплеке фермерских движений, прямо пи­сал: «Если бы Шейс не был безнадежным должником, очень сомнительно, что Массачусетс был бы ввергнут в гражданскую войну» 13.

Таким образом, материалистические представления идеологов федералистов о причинах общественных конфликтов под­нялись в ряде положений выше достигнуто­го Просвещением. Гуманистической, но весьма абстрактной теории о развитии об­щества на основе социальной гармонии была противопоставлена более земная кон­цепция углубления имущественного рас­слоения и обострения социальных кон­фликтов по мере развития конкуренции, роста промышленности и торговли. Соци­альные концепции идеологов-федерали­стов, содержавшие явно выраженный ма­териалистический элемент, для той эпохи были наиболее реалистической попыткой объяснения происхождения собственности и природы социальных конфликтов.

13 The Federalist. P. 31.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная